Найти
16.10.2021 / 09:24

Как это — впервые за 13 месяцев увидеть жену всего на час? Рассказывает муж политзаключенной Марфы Рабковой

Политзаключенной правозащитнице Марфе Рабковой дали разрешение на первое за 13 месяцев заключения свидание с родственниками. Ее муж Вадим Жеромский рассказал «Нашей Ниве», как прошел этот ценный для обоих час и какие главные изменения он отметил в близком человеке.

«За час стараешься охватить все, но это невозможно»

Вадим рассказывает, что для Марфы встреча стала неожиданностью: она знала, что разрешение на свидание есть, но было непонятно, в какой момент оно состоится.

«Было видно, что ее просто выдернули из камеры, поэтому она была немного шокирована. Мы сначала были так взволнованы, что не знали, что говорить друг другу.

Очень тяжело эмоционально, особенно напоследок, когда конвой говорит: «У вас осталось три минуты». И вот ты думаешь, что же лучше успеть сказать за это время, как поддержать человека.

А для Марфы в тот же момент начинается отсчет до возвращения в действительность, которая ее за 13 месяцев поглотила. В общем, все было очень сумбурно, потому что стараешься за час охватить все, но это невозможно», — рассказывает Вадим.

Увеличить

Вадим Жеромский.

В камере — восемь человек, из них семь — политических

Марфу интересовало отчасти, как ее мама, родственники, как поживает сам муж. Мельком затронули темы смерти папы и бабушки, похороны которых прошли без девушки. Марфа до сих пор тяжело переживает потерю: ей было важно последнее отведенное близким время быть рядом с ними. Интересовало девушку и происходящее в стране.

«Заключенные живут в информационном вакууме. То, что показывают по телевидению, их только пугает. Они не понимают, что действительно происходит на свободе. Настолько все ли страшно, как рассказывают», — комментирует Вадим.

Свидание проходило через стекло с решеткой: Марфа и Вадим общались по телефону. На стекле висит перечень запрещенных для разговора тем. Первым пунктом идет запрет на упоминание условий содержания и распорядка, вторым — обсуждение уголовного дела.

Но Вадим знает, что в камере Марфы сейчас находится восемь человек. Из них семь — политических, в том числе по делу «БелаПАН», «Тутбая» и «Страны для жизни».

Увеличить

Марфа и Вадим.

«Сейчас я бы не поставил ее стану даже оценку «удовлетворительно»

Вадим отмечает, что Марфа очень изменилась: цвет лица стал пепельно-бледным, кожа — более тонкой.

«Понятно, что не последнюю роль играет то, что человек 13 месяцев не видел солнца. Пусть их раз в день и выводят в тюремные дворики 5 на 5 метров, но они играют под решеткой, солнце туда не пробивается.

Марфа пытается не жаловаться и держаться, но ее все равно волнует ее физическое состояние. Почему она, например, несколько раз летом теряла сознание (раньше такого не было никогда, она хорошо переносила жару).

После коронавируса у нее увеличились и болят лимфатические узлы. Также Марфе уже полгода не могут вылечить зубы: она демонстрировала мне сколы на передних зубах. Жена пытается заниматься физической культурой, чтобы совсем не расклеиться, но надо говорить как есть: лучше ей будет только на свободе. Сейчас я бы не поставил ее состояния даже оценку «удовлетворительно».

Держаться психологически, по словам Вадима, жене помогает понимание, что ее не бросили и ждут. Поддерживают также письма с воли, когда даже совсем незнакомые люди что-то пишут.

«Даже два-три предложения на открытке не дают скатиться в моральную ему. Поэтому надо писать как можно больше», — призывает Вадим.

«Не по-человечески — блокировать переписку с мамой»

Что касается личной переписки, то летом письма шли хорошо, но в конце августа начались перебои.

«От нее мне не дошло минимум шесть писем. Непонятна ситуация с перепиской с матерью. Марфа уже говорила, что это не по-человечески — блокировать переписку с мамой. Та пишет по пять писем в неделю, а из них хорошо когда доходит один.

Вадим признается: ежедневное ожидание дается ему тяжело, но он собирается ждать жену столько, сколько нужно.

«Марфа говорила, что ее жизнь походит на день сурка. Так вот о себе я могу сказать то же: я просто жду с утра до вечера, когда этот ужас наконец закончится. Что касается наших отношений, то здесь ничего не изменилось, кроме того, что жена за решеткой».

Адвоката Марфы Наталью Мацкевич (которая также защищала Виктора Бабарико и Сергея Тихановского) с 13 октября отстранили от исполнения профессиональных обязанностей. Но у Марфы есть второй адвокат.

Судя по имеющейся информации, дело Марфы на финишной прямой. В конце месяца ей должны предъявить окончательное обвинение. В декабре, возможно, стартует суд. Родственники почти уверены, что он будет проходить в закрытом режиме.

Напомним, координатора волонтерской службы «Весна» Марфу Рабкову задержали 17 сентября 2020 года. Она проходит подозреваемой по трем статьям УК: ч. 3 ст. 293 (обучение или иная подготовка лиц к участию в массовых беспорядках или финансирование этой деятельности), ч. 2 ст. 285 (участие в преступной организации), арт. 130 (разжигание ненависти).

Адрес для писем Марфе: СИЗО-1. 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2020 2021 2022
ноябрь декабрь январь
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31