Найти
08.06.2021 / 13:38

Писательница Наталка Бабина разослала 75 политзаключенным Бреста свое искреннее письмо с тремя личными историями

«Поскольку боюсь, что писем им не передадут, делаю это письмо открытым», — пишет она.

Увеличить

Уважаемый …!

Меня зовут Наталья Бабина, я писательница. А родом я из деревни Заказанка, которая находится в 17 км от Бреста (может, знаете такую деревню?). Недавно я со щемящим сердцем проходила мимо места, где вы сейчас находитесь, и решила написать вам.

В одном из моих романов, который называется «Рыбін горад», написанном в 2007 году, действие происходит в Бресте, а часть действия — непосредственно в СИЗО, где вы сейчас находитесь. Главная героиня романа, Алка Бобылёва, попадает туда и проводит там некоторое время. О чем роман? По большому счету, о том, что добро всегда побеждает, о борьбе человечности и подлости, о солидарности и дружбе. В моем романе именно пребывание за решеткой помогает главной героине найти ценный клад, сокровище, оставленное предками, и помогают ей в этом, в том числе, сотрудники СИЗО и его начальник, которые относятся к ней не только по закону, но и по-человечески и гуманно. Так, как и должны друг к другу относиться люди, если они люди.

Сейчас, когда многим хорошим людям приходится быть за решеткой, невольно вспоминаются разные факты из истории тюрем в Бресте.

Так, вы, наверное, знаете, что тюрьма в здании, где вы сейчас находитесь, была уже и при Польше. Моя бабушка, Корнелюк Пелагея Максимовна, рассказывала, что заключенные тогда имели возможность высовываться из окон, общаться с прохожими. Они часто просили что-нибудь поесть. Бабушка часто приходила в Брест из Заказанки, чтобы продавать щавель или творог. Тогда мостов еще не было, а напротив тюрьмы был паром. Семья бабушки жила небогато, и на обед она могла себе позволить только краюшку хлеба. Так вот, она брала с собой краюшку хлеба, чтобы пообедать, и обязательно еще одну краюшку: когда она проходила с парома к рынку, который тогда размещался там, где теперь рынок за ЦУМом, то отдавала эту краюшку тем, кто был в тюрьме.

Еще такой случай рассказывал мне наш земляк из села Крытышын Ивановского района Владимир Игнатьевич Леонюк. В 1950 году он учился в школе, в десятом классе. Его арестовали за то, что он от руки писал листовки. Три дня его держали в Пинске, не кормили, а потом перевезли в Брест, в тюрьму, где теперь СИЗО. Так вот, Владимир Игнатьевич рассказывал, что когда его привезли, надзиратель принес ему ужин. Видя, как голодный юноша быстро съел всё, он вздохнул и добавил ему порцию, и добавлял, пока тот не наелся… Пока мальчик сидел в тюрьме, его семью выслали из Крытышына в Казахстан. Поэтому навещала его только пожилая женщина, «наймычка» — то есть она нанималась в их семью работать. Она приходила, приносила нехитрую еду, которую могла принести, — хлеб, картошку, иногда одно-два яйца или маленький кусочек сала — гладила подростка по голове и говорила ему: «Дытынко, трымайся и нэ давайся»… Владимир Игнатьевич с честью прошел все испытания, вышел на волю, стал известным общественным деятелем.

Интересные случаи из тюремной жизни описывал почетный гражданин Бреста Василий Петрович Ласкович в своей книге «Из племени непокоренных». В 30-х годах, двадцатилетним парнем, ему тоже довелось сидеть. Он пишет, например, о надзирателе по прозвищу Конская Голова. Этот Конская Голова был жестоким человеком.

И заключенные договорились между собой: если Конская Голова или другие надзиратели начинали кого-то бить, человек кричал изо всей силы: «Не бить! Не бить!» — и все, кто это слышал, тут же подхватывали этот крик. Вскоре кричала вся тюрьма, и крик был слышен на улице. Эти факты попадали в прессу разных стран, и так заключенным удалось добиться, что избиения в тюрьме прекратились. Позже Василий Петрович стал юристом, занимал в Бресте высокие посты и, как я уже писала, получил звание почетного гражданина города Бреста.

Недавно я разговаривала с мамой одного парня, который сейчас тоже в заключении. И она рассказала о факте, который меня сильно поразил. Парень написал из тюрьмы: «Мама, я раньше все думал: за что я тут? А теперь думаю: ради чего я тут?» Какая глубокая мысль! Все мы рано или поздно задумываемся над вопросом: ради чего мы здесь, на этом свете? Всем нам рано или поздно приходится отвечать на этот вопрос на суде — на земном ли, на небесном ли, который называют еще Страшным судом. Момент истины наступает для каждого — и для заключенного, и для надзирателя, и для начальника, и для подчиненного.

Верю, что если человек привержен добру и справедливости, то он достойно пройдет и все суды, а судьба вознаградит его ценным кладом, как вознаградила героиню моего романа. Я писала свой роман по-белорусски, потом его перевели на русский, украинский, польский, английский, он вышел в разных странах и имел большой успех. А сегодня люди во многих странах читают новости о тех, кто сидит в Беларуси в тюрьмах. Я знаю, что вам писали многие люди, не знаю, получили ли вы все эти письма. Но в любом случае, думаю, вы сможете прочесть или услышать все эти теплые слова, когда выйдете на свободу.

С огромным к вам уважением, с пожеланиями крепости духа, оптимизма и скорого освобождения, обнимаю —

Наталка Бабина

P.S. Вкладываю в письмо конверт, рада буду, если вы мне ответите. Если вам или вашей семье нужна помощь — пожалуйста, напишите об этом, постараюсь помочь.

NN.by

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ JavaScript пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ...
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
2020 2021 2022
июль август сентябрь
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31