Найти
04.11.2023 / 22:3310РусŁacБел

«Посмотрите мне в глаза». Появился полный текст последнего слова редактора Манцевича

Главного редактора «Рэгіянальнай газеты» и политзаключенного Александра Манцевича 3 ноября осудили на 4 года колонии. Журналиста обвинили в дискредитации Республики Беларусь. Последнее слово в полном варианте опубликовала дочь Авгинья.

Александр Манцевич

«В сентябре Беларусь широко отметила День народного единства, день объединения белорусского народа в единой семье в сентябре 1939 года. Двадцать девятого октября 1939 года в Белостоке была принята на Народном собрании Западной Беларуси декларация о вхождении Западной Беларуси в БССР, читай в Беларусь.

Этому предшествовало два основных доклада. Один из докладов о характере власти в Западной Беларуси читал Сергей Осипович Притыцкий, на улице имени которого в Молодечно сегодня находится Следственный комитет Республики Беларусь.

Второй доклад по вопросу вхождения Западной Беларуси в состав БССР читал учитель из Дисенщины (это сегодняшняя Витебщина) Флор Донатович Манцевич. Флор Донатович Манцевич — учитель, фольклорист, первый учитель знаменитого Геннадия Ивановича Титовича, народного артиста СССР, организатора и руководителя Белорусского академического национального народного хора, был корреспондентом первой белорусской газеты «Наша Ніва», а в 1939 году выступал с этим докладом на Народном собрании. В 1941 году его расстреляли гитлеровские оккупанты в Полоцке именно за патриотическую деятельность.

Я не оцениваю пакт Риббентропа-Молотова, как это часто делается в связи с событиями 39-го года, я говорю лишь о том, что внука белорусского учителя, который озвучил на весь мир в 39-м году устремления миллионов белорусов, и не только белорусов, жить в единой семье, сегодня в этом зале судят за дискредитацию Беларуси.

Прежде всего хочу поблагодарить мою семью, родных и близких, друзей и коллег, которые все это сложное время были вместе со мной, поддерживали меня физически и морально, а вместе с тем мою уверенность в моей правоте.

«Рэгіянальная газета» — единственное в Беларуси массовое регулярно издаваемое местное негосударственное издание полностью на белорусском языке впервые вышло в 1995 году и таким оставалось до последнего времени, честно выполняя свою миссию.

И в 2020 году, в году президентских выборов и последующих событий, мы придерживались главного журналистского принципа — показывать жизнь такой, какой она есть, не давая ей собственных оценок.

Кстати, в нашей миссии, документе, принятом редакцией, подчеркнуто, что газета не может быть выразителем позиции интересов какой бы то ни было партии, какого бы то ни было общественного движения, или какой бы то ни было конфессии. И мы этих принципов, этих правил придерживались всегда.

По этой причине и невозможно у нас было найти каких-то призывов к экстремизму и другим деструктивным действиям, как это приписывается мне и нашей газете. Может поэтому прокурор Шукринов в своей справке об исследовании ютуб канала «Навіны Маладзечна. Рэгіянальная газета» пишет: «Авторами завуалировано размещены призывы к участию в несанкционированных массовых мероприятиях, поощряется их проведение и участие в них». Или «…изучением распространенной информации установлено: на указанном ресурсе распространяется мнение, что на территории Республики Беларусь осуществляются репрессии в отношении определенных групп лиц, пропагандируется мысль о репрессивных методах».

Ни тогда, ни сейчас не указано ни одного факта. Статья 369-1 Уголовного кодекса говорит о распространении «заведомо ложных сведений». Редакционная же политика «Рэгіянальнай газеты» строилась на показе фактов, а не их интерпретаций. Мы не распространяли заведомо ложные сведения. А право на свободу мнений дается статьей 33 Конституции Республики Беларусь и статьей 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, который ратифицировала Республика Беларусь.

Состоялось восемь судов по признанию публикаций или самих ресурсов «Рэгіянальнай газеты» экстремистскими материалами. С материалами последнего, к сожалению, я не знаком. Нашу с моим защитником просьбу приобщить эти материалы к делу не удовлетворили. Но я хочу подчеркнуть, что в семи других решениях разных судов с разными судьями присутствует одна и та же формулировка: «Суд не усматривает оснований для назначения экспертных исследований для оценки материалов, поскольку данные материалы носят очевидно экстремистский характер, и для их оценки не требуется спецальных познаний». Ну, это просто какая-то казуистика.

Между тем в материалах дела есть документы, подтверждающие, что у нас не было никаких призывов. Это милицейские материалы, но я более того скажу, они делались на основании мнения экспертов:

«В представленных текстах фонограммы видеороликов «Пратэсты ў Маладзечне. Частка 1. Як усё пачыналася. 9 жніўня», і «Пратэсты ў Маладзечне. Частка 2. Дзень другі. 10 жніўня», не имеется высказываний побудительного характера, призывающих к насильственным действиям одной группы лиц по отношению к другой группе лиц, объединенных по признаку принадлежности к сотрудникам правоохранительных органов, государственным служащим Республики Беларусь. В представленных текстах фонограмм из видеороликов не имеется высказываний, содержащих негативную оценку лица или группы лиц, объединенных по признаку принадлежности к сотрудникам правоохранительных органов государственным служащим Республики Беларусь».

Если государственный обвинитель знает, что такие документы в деле существуют, то почему бы ему не потребовать экспертизы тех материалов, которые перечислены в обвинении. Или хотя бы согласиться на то, чтобы материалы дел, о которых пишет газета, были приобщены к делу. И тогда бы абсолютно очевидно стало то, что в моих действиях состава преступления действительно нет. 

Семнадцатого марта 2023 года после ряда судов мне выносится первое обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 369-1. Из обвинения в обвинение (их было четыре), переходит то, что я «являюсь приверженцем политического движения, поддерживаю делинквентную позицию…», «проявлял безнравственный интерес к экстремистской деятельности…», «при отягчающих обстоятельствах совершения преступления по мотивам политической и идеологической вражды». Откуда это взялось? Я говорил это и на следствии во время моего допроса, что нигде никогда ни публично, ни частно не показывал своих политических или каких-то общественных пристрастий, ни в какую церковь я хожу или не хожу. Это я считал не то, что ненужным, а вредным для журналиста, для издателя газеты. И поэтому найти, что я «являлся приверженцем какого-то политического движения» просто невозможно.

В Уголовно-процессуальном кодексе статья 16 и статья 356 говорится «приговор не может быть основан на предположениях». Считаю, что признание ряда ресурсов и публикаций «Рэгіянальнай газеты», на базе чего построено мое уголовное дело, экстремистскими, в отсутствии должной экспертизы, является тем самым предположением, допущением. Это раз.

Второе. Утверждение, что я высказывал «безнравственный интерес к экстремистской деятельности», являясь ее сторонником, является таким же допущением, предположением. И третье. То, что у меня были мотивы политической и идеологической вражды — тоже допущение. И тут наступает презумпция невиновности. И отсутствует состав преступления.

Ну, а то, что я «действовал в группе лиц» — разумеется, я же руководил редакцией, конечно, я работал с людьми. Редакция — это люди. И только благодаря коллективу, «Рэгіянальная газета» за 28 лет своего существования стала известным, узнаваемым, авторитетным и уважаемым изданием.

Этому есть множество свидетельств и примеров, но возьмите сегодня выйдите на улицу и проведите опрос среди простых людей, среди прохожих — и вы найдете подтверждение тому, что я сейчас говорю. Кто же они, эти люди «РГ»?

Нина Манцевич, заместитель директора, главный бухгалтер, моя поддержка во всем, моя спутница жизни, она много сделала для «Рэгіянальнай газеты» и без нее «Рэгіянальнай газеты» не было бы никогда. Она знает, что я ничто нигде никогда не нарушил, разве что перевел ее с больными ногами не на переходе, за что мне вынесено административное предупреждение.

Зоя Хруцкая, заместитель главного редактора, автор многочисленных идей и проектов, публикаций, руководитель творческого журналистского коллектива, собиратель людских историй и судеб, которая никогда не нарушала журналистских стандартов и обучала им других.

Мария Брониславовна Береснева, стильредактор, одна из старейших работниц редакции, она учила молодых, Как правильно писать, рядом с ней молодые работники получали ценный опыт, учились понимать смысл и вес каждого слова. Это также человек, стоящий на страже интересов того, что мы говорим и о чем мы говорим, и которая тоже никогда бы не допустила в наших материалах ни экстремизма, ни призывов к чему-либо деструктивному.

Оксана Ярошонок, корреспондент, писательница, поэтесса, переводчица, умеет и любит писать о культуре, истории, человеческих судьбах. Вместе с читателем со Сморгонщины Жилко она раскрыла для читателей «Рэгіянальнай газеты», и не только, вернула для Беларуси из небытия десятки имен белорусов, белорусских сыновей, которые погибли на территории Польши в 1939 году, первыми в Европе приняли удары гитлеровских войск на себя, и были похоронены в городе Петркуве-Трыбунальском. Родные не знали, куда делись их близкие. Я знаю сам одну семью по фамилии Стебурако, где брат нашел своего брата.

Через год брата в Беларуси, который дождался этого известия, не стало. Но насколько спокойным он отошел в небытие, узнав, куда же делся его брат, которого он проводил на войну? И до последнего дня Оксана оставалась вместе с читателем.

Игорь Полынский, о котором здесь упоминали, — это технический редактор, поэт, музыкант, журналист, мультиинструменталист, если так можно сказать, настолько многофункциональный, что может сделать почти все в журналистской профессии и в технической ее реализации. Поэтому по должности он был технический редактор, хотя и писал, и снимал, и говорил, и создавал хорошие журналистские материалы.

Анастасия Уткина — самая молодая участница нашей команды, любит спорт и любит писать о спорте, любит фотографию. Именно фоторепортажи Анастасии Уткиной, Зои Хруцкой, видео и тексты Зои Хруцкой и Игоря Полынского зафиксировали то, что происходило в 20-ом году, придерживаясь высоких профессиональных стандартов.

Жанна Горбань, специалист по рекламе, честный человек, педантичный в лучшем смысле, так как дотошность и педантичность требуется при сборе рекламы и денег. Она работала с рекламой, с деньгами, и можно было абсолютно спокойным быть за кассу предприятия, ведь с кассой работала Жанна.

К сожалению, сегодня касса пустая, все ресурсы «РГ» признаны экстремистскими, люди остались без работы, а главный редактор обвиняется в дискредитации Республики Беларусь. Я горжусь, что работал с этими людьми в одной команде, команде профессионалов с большой буквы, для которых правда была выше удобности. Они могли спокойно спать после каждой своей публикации, потому что писали только правду. Также спокойно мог спать и я, потому что не переживал за то, что мы якобы пишем ложь или на кого-то возвели клевету. И разумеется, наш коллектив не занимался экстремизмом.

Я имел счастье за свою журналистскую жизнь встречаться с разными людьми. Быть знакомым с Геннадием Александровичем Кохановским, Адамом Осиповичем Мальдисом, Анатолием Валентиновичем Рогачем, Владимиром Содалем, Янкой Соломевичем, Николаем Копыловичем, Михаилом Михайловичем Чернявским, Константином Ивановичем Хорошевичем, которые, конечно, не допустили бы в круг своих знакомых, а в некоторых случаях, я бы сказал и друзей, людей неразборчивых по отношению к Беларуси.

Я и сегодня слышу их голоса, голоса тех лиц, которые вместе с моими предками дали мне точные ориентиры в жизни. Учили жить по принципу «никогда не предавай свое Отечество». И для меня Отечество — не только источник у деревни Малая Ковалевщина на Миорщине, который до сих пор называют Флоровым источником, потому что его расчистил со свамим учениками учитель, мой дед, Флор Донатович Манцевич, и он и сегодня струится; не только колодец в Иказне на Браславщине, который называют Манцевичевым колодцем, потому что мой дед строил себе дом, — сорок первый год не дал достроить — а колодец остался; но и мой народ, моя Беларусь, на служение которым я положил свою жизнь.

Год назад не стало моего отца, журналиста и писателя Бориса Флоровича Манцевича, которому я не смог к годовщине поставить памятник, так как из заключения это не делается. Но памятником для писателей становятся их книги. Последняя его прижизненная книга 21-го года издания, посвященная однокашнику по филологическому факультету, с которым они вместе учились и дружили, Нилу Семеновичу Гилевичу носит символическое название «Беларушчына». Сегодня сына автора этой книги судят за дискредитацию Республики Беларусь, не найдя для обвинения, и мы с моим защитником показали это, ни одного факта дискредитации, которого бы нельзя было опровергнуть.

Я не мечтатель, но то, что через какое-то время в Молодечно, или в Вилейке, в Мяделе или Свири, а может в маленькой деревушке Верхние Друи на Молодечненщине, появится улица имени «Рэгіянальнай газеты» — эта мечта может быть вполне реальна и реализована. Несмотря на то, что постигло «Рэгіянальную газету», она вписала яркую и достойную строчку в историю современной Беларуси. Газета, которая на самом деле укрепляла авторитет белорусской нации, давала людям правдивое слово на близком им языке, всегда жила заботами и проблемами своих читателей и их соседей.

В учебниках по истории белорусской журналистики те, кто будут ее изучать, а такие всегда находятся, ведь журналистика одна из древнейших профессий, обязательно будут описания лучших примеров работы команды «Рэгіянальнай газеты», которая призывала и была призвана писать только правду — о чем сегодня этот процесс.

Я не вижу своей вины ни в чем. В первые же дни задержания мне говорили оперативные работники: «Александр Борисович, ваша судьба решается не в суде, а здесь, сейчас», — и лгали о том, что моя жена с сердечным приступом попала в больницу. — «Признайте свою вину и все будет хорошо».

Только в чем моя вина? Моего деда расстреляли за Беларусь, а я побоюсь ваших четырех лет, гражданин государственный обвинитель? Посмотрите мне в глаза. Никогда.

Жаль только близких, больную жену, внука Доната, которого я думал учить новым словам, а его мама вынуждена теперь искать слова, как объяснить ребенку то, за что его дед сидит в тюрьме, где место настоящим преступникам, и только преступникам. Я думаю, что она найдет правильные слова, а у меня останется совесть чистой, внуку же не будет стыдно за дедово имя. Жаль проектов, которые я явно уже не реализую, так как не хватит этих 4-х лет, а в ту жизнь я не верю, жаль «Рэгіянальнай газеты», своих сотрудников и читателей, оставшихся без искреннего друга «РГ». События после лета 21-го года вокруг «Рэгіянальнай газеты» уничтожили прекраснейший проект, который работал для Беларуси, во имя Беларуси. Вины своей я не признаЮ и не признАю.

Спасибо еще раз всем за поддержку меня. Бесконечное спасибо моей семье, друзьям и коллегам, всем тем, кто приходил все эти 7 дней на заседания, кто не приходили, и переживали за меня, кто писал мне письма в Жодино, кто присылал посылки и не только, спасибо всем. Спасибо, Григорий Федорович, за нашу совместную работу. Спасибо, высокий суд, за возможность произнести последнее слово.

Спасибо всем остальным участникам и участницам процесса, всем присутствующим. А тезисы моего выступления прошу высокий суд приобщить к материалам судебного процесса, так как написанное остается».

Читайте также:

«Никогда не предавал Отечество». Редактору «Рэгіянальнай газеты» присудили 4 года колонии

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
121
Панылы сорам
6
Ха-ха
5
Ого
2
Сумна
46
Абуральна
10
0
Калматы Вожык/ответить/
06.11.2023
Вероятный ,  А хто тыя месцічы па сваім паходжанні? Таксама -- дзеці вёскі! 
Возмем напрыклад латышоў... Латышская мова адпачатку (гістарычна) была мовай вёскі, сялянаў, бо ўсімі маёнткамі валодала немчура -- графы, бароны. І назвы вёсак, мястэчак і гарадоў насілі нямецкія назовы: Кулдыга, нядаўна тут згаданая -- Голтынген, Алуксне -- Марыенбург, Сігулда -- Зегево́льд, Даўгаўпілс -- Дынабург....
І тым не менш, у Савецкай Латвіі на шматлікіх прадпрыемствах справаводства вялося на латышскай мове, а цяпер і падаўна!
А беларусам усё нехта мяшае! То калгаснікі, то месцічы, то начальства, то Сінепал, то расейскія шавіністы і імперцы... Ну, суцэльная невязуха цягам трох стагоддзяў! Пакажыце мне яшчэ адну нацыю ў свеце, якая б так паталагічна ненавідзела сваю мову, культуру, гісторыю!
0
Вероятный/ответить/
07.11.2023
Калматы Вожык, натуральна, месцічы - былыя вяскоўцы. Але, калі мы, як старшыня выбарчай камісіі вышэй, падзяляем вёску і горад, то да месцічаў, як да больш адукаванай страты, і патрабаванні маюць быць вялікшыя. 
0
Свабоду журналісту рэдактару Аляксандру Манцэвічу!/ответить/
24.11.2023
Вельмі моцныя, вельмі шчырыя, кранальныя і праўдзівыя словы. Няхай прайдохам , сатрапам, што кляпаюць прысуды і справы да іх, іх пакаленням да 7 калена, аддасца спаўна!
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930