Найти
29.12.2022 / 18:1110РусŁacБел

Слюнькин: Лукашенко стал гауляйтером, а любая критика стала рассматриваться как преступление

Главное, чем запомнился этот год, это то, что Беларусь стала частью военного конфликта. Власть, которую мы не выбирали, втянула нашу страну в войну на стороне агрессора. Это главное преступление режима Лукашенко. Да, преступлений за все эти годы было много, но по уровню жути и степени разрушений это самое серьезное, пишет в фейсбуке бывший дипломат, а ныне аналитик Европейского совета по международным отношениям Павел Слюнькин.

Александр Лукашенко на встрече с Владимиром Путиным в Петербурге. Скриншот из видео

Во-вторых, именно это порождает многие другие изменения, которыми отметился этот год. В первую очередь это то, что к белорусам, которым в 2020 году сочувствовали, чьей смелостью, стремлением к свободе и демократии восхищались, за один день кардинально изменилось отношение.

Белорусы стали ассоциироваться с соучастниками военной агрессии. И все потому, что репутационная тень действий властей легла на всех людей с белорусским паспортом.

Третье — это то, что я называю десуверенизацией Беларуси. Этот процесс начался еще в 2020 году, но, согласившись на свою роль в войне, Лукашенко вынужден был пойти на еще большие уступки и лишения.

Он не просто лишает нас родины, страны, он лишает суверенитета и государство, и самого себя. Яркий пример — то, как российские военные заходят, когда хотят, и делают на нашей территории, что пожелают, это углубление интеграции и еще более тесная привязка к российской экономике.

На фоне всего происходящего Беларусь становится серой токсичной зоной, которую соседи воспринимают как территорию, где непонятно кто осуществляет политический и военный контроль и откуда исходят потенциальные угрозы. В итоге мы видим отгораживание от нас на всех границах, кроме белорусско-российской.

По сути появляются физические очертания нового железного занавеса. В это время Лукашенко пытается компенсировать отсутствие внешних контактов и экономического сотрудничества налаживанием связей с непризнанными и оккупированными территориями. Например, едет на территорию непризнанной Абхазии и встречается там с человеком, который называет себя президентом, обсуждая за столом двусторонние отношения. Или в Беларусь приезжают представители оккупационных властей. Это четко показывает, куда он сам себя загнал.

Еще один вывод — это внутренняя трансформация режима. Если раньше он был относительно предсказуемым с понятными всем красными линиями, репрессии носили в первую очередь охранительный характер, то сейчас они стали новой формой жизни этого режима.

В Беларуси фактически нет политических партий, нет оппозиции (потому что она уехала или находится в тюрьме), нет права на критику.

Не соглашаться с властью, критиковать ее стало преступлением. А белорусские власти в это время формируют культ личности Лукашенко. Для чиновников инициативно не хвалить его, не восхищаться им по поводу и без теперь не норма.

Сам же Лукашенко, как он фактически признался во время визита Путина, рассматривает репрессии не как реакцию на определенные события, а как стратегию, которая должна привести общество в новое состояние, в котором будет запрещено существование оппозиции, где не будет легальной, разрешенной критики, демократических институтов.

Еще одна важная особенность этого года — это то, что на фоне ужасов войны в Украине, мобилизации в России, энергетического кризиса в Европе, части белорусам стало казаться, что Лукашенко может быть меньшим из зол (несмотря на то, что именно он втянул Беларусь в соучастие в войне). Об этом говорит динамика в пользу властей, отраженная в социсследованиях. Кажется, часть белорусов готова временно смириться с этой более или менее приемлемой альтернативой, пока нет возможности что-то изменить, но есть риски развития худших сценариев.

В 2022 году часть белорусов окончательно открыла, что собой представляет Россия, увидела, что проходят столетия, а она не меняется, что это не просто сосед, а государство, которое противостоит всему тому, чего белорусы добивались в 2020 году: свободе, демократии, ценностям, уважению к правам человека. А Беларусь по-прежнему борется за свою свободу и независимость в том числе от России и ее гауляйтера.

Сейчас происходят такие же события, о которых мы читали в учебниках и которые нам казались далеким прошлым. Сами собой напрашиваются параллели, например, с восстанием Калиновского, которое было 160 лет назад: Россия, белорусская борьба за свободу и независимость, «письма из-под виселицы», гауляйтер, который это восстание подавляет, закон о смертной казни для тех, кто якобы предает родину. Прошло 160 лет, а ничего не поменялось

Nashaniva.com

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
64
Панылы сорам
4
Ха-ха
4
Ого
1
Сумна
8
Абуральна
8
0
AlesGut /ответить/
30.12.2022
Слюнькін прачнуўся? Ён заўсёды і быў гаўляйтэрам
0
Железный Дровосек /ответить/
30.12.2022
По соглашению с ордой это существо уничтожает беларуский язык,уничтожает государственность,производя русскоязычных маргиналов. Нет ему прощения. У любого гауляйтера конец незавидный,прямо скажем.
0
Седьмая печать/ответить/
30.12.2022
[Рэд. выдалена]
Показать все комментарии
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
мартапрельмай
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930