Найти
19.05.2024 / 21:082РусŁacБел

«Эти белорусы были умными». Почему именно Белорусская библиотека и музей в Лондоне стали наиболее масштабным проектом белорусской диаспоры ХХ века?

Судьба нашего отечества, будущее языка прежде всего зависят от тех, кто остается в Беларуси, пишет Алесь Нещардо. Но вот что нам говорит опыт диаспоры ХХ века.

Библиотека и музей имени Скорины — слева

После Второй мировой войны в Великобритании оказалось немало белорусов из бывшей Западной Беларуси, которые до войны имели польское гражданство. Для британцев эти люди были союзниками в войне с нацизмом, многие служили в армии генерала Владислава Андерса. Поэтому Лондон дал им убежище и гражданство. Возвращаться же на родину им было просто физически опасно.

Объединение белорусов в Великобритании в 1948 году насчитывало 369 человек. Для сравнения, согласно переписи 2001 года, в Великобритании жило 1154 человека, рожденные в современной Беларуси, в 2011-м — 4406. 

Их было немного, но они были очень активны. Многие из наших соотечественников, которые после войны оказались в «свободном мире», были сознательными белорусами. Активно занимаясь различными формами национальной деятельности на родине, не хотели они этого бросать и в изгнании. Но для того чтобы такая работа была эффективной, нужны лидеры и структуры.

Вход в библиотеку. Из собрания Белорусской библиотеки и музея имени Франциска Скорины

Белорусам Великобритании в этом плане повезло, так как здесь работали энергичные униатские священники. Их лидером был Чеслав Сипович, который, переехав в Великобританию в 1948 году из Рима, создал в тихом квартале Северного Лондона белорусскую католическую миссию — религиозную среду, вокруг которой вращалась и общественная жизнь. Со временем к Сиповичу присоединились другие священники: Лев Горошко, Александр Надсон и отпущенный после смерти Сталина из советского ГУЛАГа Иосиф Германович. 

Bibliotheca Alboruthena

Чеслав Сипович и Лев Горошко были одержимыми книголюбами. Имея богатые частные книжные собрания, они положили их в основу белорусской библиотеки, созданной в конце 1950-х и доступной для общего пользования.

Чеслав Сипович (1914, деревня Дединка, Браславский уезд — 1981, Лондон) — белорусский католический священник латинского и византийского обрядов, первый белорусский униатский епископ в XX веке, генерал Конгрегации мариан и один из самых влиятельных деятелей белорусской диаспоры. В середине ХХ века, когда от рук тоталитарных режимов погибло большинство белорусских религиозных деятелей (от рук нацистов — католик Винцент Годлевский, униат Антон Неманцевич, от рук советов — католик Адам Станкевич и многочисленные православные епископы), Сипович остался жив и на свободе. Это была воля случая или воля Бога. Когда польские власти в 1938 году с целью полонизации выселили мариан из монастыря в Друе, Сипович вынужденно выехал учиться в Рим. Из собрания Белорусской библиотеки и музея имени Франциска Скорины

Книгосбор занимал большую комнату на втором этаже в Мариан-хаусе — «Марийном доме» — здании белорусской католической миссии в Англии. (Священники-мариане изменили название дома с «Бельведера» на «Марийный дом» в 1954 году.) В 1960 году библиотека уже называлась Bibliotheca Alboruthena, имела свою печать и каталог.

Священнослужители активно скупали старопечатные издания, первые издания белорусских авторов и различные другие достопримечательности. После войны их было немало в букинистических книжных магазинах по всему миру, нужно было только целенаправленно заниматься выявлением и закупками. И уже в 1968 году библиотека насчитывала в своих собраниях 6500 книг. 

Всебелорусский краудфандинг

15 мая 1971 года библиотека официально оформилась в отдельное учреждение — Белорусскую библиотеку и музей имени Франциска Скорины. Это произошло после того, как священникам удалось приобрести выставленный на продажу дом, расположенный через дорогу от Мариан-хауса. Покупка была очень своевременной, ведь возможности самого Мариан-хауса уже совсем не соответствовали потребностям сохранения такой большой коллекции: под тяжестью полок банально проломился пол.

Чтобы купить новый дом, епископ Сипович объявил кампанию по сбору средств. Их собирали среди белорусов по всему миру. Лондонские священники отдавали значительную часть своих зарплат, чтобы выплатить долг за здание, а десятки сородичей делали пожертвования и оставляли библиотеке деньги по наследству. Было понимание того, что серьезная научно-академическая среда на Западе для полноценной белорусской жизни за пределами СССР жизненно необходима. Белорусский писатель из Польши Сократ Янович назвал лондонскую библиотеку «окном к белорусской культуре на Западе».

Лагерная роба Ларисы Гениюш, которая хранится в музее

«Из всех проектов и начинаний епископа Сиповича Библиотека имени Франциска Скорины стала наиболее прочной и долговечной, — писал отец Александр Надсон. — Она и сейчас стоит как памятник любви одного человека к своему народу и Отечеству — любви, которую не смогли уничтожить или ослабить годы жизни на чужбине».

Несмотря на жертвенность многих белорусов, финансовое положение библиотеки долго было непростым. И только в 1980-е годы предприимчивый белорус-бухгалтер помог сделать удачные инвестиции, создавшие для учреждения более-менее надежную денежную подушку.

Звали этого человека Павел Осипович. Он был председателем Объединения белорусов в Великобритании и соучредителем Англо-белорусского общества.

Александр Надсон

Наибольший расцвет Скориновской библиотеки связан с именем отца Александра Надсона (1926-2015) — самого молодого из священников католической миссии в Лондоне, поселившегося в Великобритании в 1946 году. 

При нем библиотека приобрела приблизительно половину своих старопечатных изданий, то есть изданий, увидевших свет до XIX века. Всего таких изданий в Скориновке около двадцати: небольшой фрагмент скориновых Книг Царств, два Статута Великого Княжества Литовского, «Описание Европейской Сарматии» Александра Гваньини, «Собрание припадков» супрасльской печати и другие.

Как священник, отец Надсон, посещая белорусские центры, дважды объехал вокруг света. И никогда не возвращался из этих поездок с пустыми руками: сородичи постоянно передавали через него свои накопленные сокровища в Скориновку.

«Белорусы были умными»

Постоянным пользователем белорусской библиотеки на протяжении многих лет был Гай Пикардо (1931-2007) — человек энциклопедических знаний, юрист по образованию, знаток музыки и кулинарии. По словам Джима Дингли, одного из первых членов Попечительского совета библиотеки, Пикардо открыл миру сокровища белорусской церковной музыки. Ему же принадлежит авторство первого англоязычного туристического путеводителя по Минску. Пикардо прекрасно чувствовал белорусский язык, знал нашу историю и обычаи и невероятно красиво говорил о них по-английски. Изучая Беларусь, этот человек, который утверждал, что в его жилах текла бретонская и ирландская кровь (но, возможно, это была его выдумка, похоже, что он был французом и англичанином по происхождению, возможно, с примесью еврейской крови), оставил завет, чтобы после смерти его прах похоронили в Минске — и действительно он нашел покой у Красного костела.

Гай Пикардо на улице Лондона. Из собрания Белорусской библиотеки и музея имени Франциска Скорины

Также многие годы работала с фондами библиотеки Вера Рич (1936-2009) — журналистка, поэтесса и талантливая переводчица. В этом году, кстати, исполняется 50 лет первой и до сих пор наиболее полной англоязычной антологии белорусской поэзии — «как вода, как огонь» (Like Water, Like Fire) — в переводе Веры Рич. После смерти одна часть ее праха была похоронена в белорусской церкви в Лондоне (день первого прихода туда она назвала главным днем своей жизни), а вторая — в украинском Каневе, неподалеку от могилы ее любимого поэта Тараса Шевченко.

Ученые приходили в Скориновку не только сами, их специально отслеживали и приглашали. Вот как Арнольд Макмиллин, автор монументальной «Истории белорусской литературы: от начал до сегодняшнего дня» и еще шести монографий, с юмором описал свое знакомство с белорусской диаспорой:

«Белорусы были умными: они быстро узнали, что я начал работать над докторатом о белорусской литературной лексике. Они послали Гая Пикардо посмотреть, что я за птица. Мы встретились в Белсайз парке, он и говорит: «Вино — важное дело, Арнольд». Мы пошли в паб на несколько бокалов. Потом, я думаю, он доложил, что я — не абсолютный сумасшедший. В итоге я попал в библиотеку, которая тогда находилась в Мариан-хаусе. Библиотекарем был А. Горошко — довольно резкий человек, но он очень помог мне найти нужные тексты XIX века для моих исследований».

Агент Мальдис

Первым исследователем из БССР, который смог поработать в Скориновской библиотеке, стал в 1980-е литературовед Адам Мальдис. Он тогда был сотрудником Института языкознания Академии наук БССР. Заодно белорусский исследователь наконец лично познакомился с Арнольдом Макмиллином, с которым его связывала рецензия на первую англоязычную «Историю белорусской литературы». Написать совершенно положительно о работе «буржуазного» исследователя в советские времена было невозможно, поэтому Мальдис изобрел для его работы особую критическую характеристику — «буржуазный объективизм». Но Макмиллин положение коллег по ту сторону железного занавеса понимал, поэтому зла не держал. Познакомившись в Лондоне, два профессора крепко подружились.

Коллекция оригинальных снимков из этнографической экспедиции под руководством Вацлава Ластовского 1920-х годов. Хранится в архиве при библиотеке имени Скорины. ФОТО ИГОРЯ ИВАНОВА

Советская цензура отразилась и на путевых заметках Мальдиса из двухмесячной поездки в Великобританию. Их фрагменты появились сначала в журнале «Полымя», а позже — в отдельном разделе книги, составленной из путевых дневников. После первой публикации профессор Мальдис получил по голове за хорошие упоминания о заботе сородичей в Британии о национальной культуре. И в книжном издании текст был отредактирован так, что после ознакомления с ним можно было подумать, что все те встреченные Мальдисом великолепные белорусские старопечатные книги, рукописи и более поздние издания хранились не в Скориновке, а в Британской библиотеке, а забавные разговоры с Гаем Пикардо происходили только во время прогулок по местам и пабам, связанным с жизнью и деятельностью в Лондоне Карла Маркса и Владимира Ленина.

В независимой Беларуси профессор Мальдис многие годы служил «агентом» Скориновки по закупкам и подписке в Минске.

Адам Мальдис с Верой Рич. ИЗ СОБРАНИЯ БЕЛОРУССКОЙ БИБЛИОТЕКИ И МУЗЕЯ ИМЕНИ ФРАНЦИСКА СКОРИНЫ

Новая жизнь

Никто не отменял совместную для всех библиотек мира проблему: с эпохи печатных книг и журналов пришлось перемещаться во время интернет — книжных магазинов, электронных библиотек и архивов. Сейчас библиотека оцифровывает издания и документы.

Сейчас в фондах Скориновки — более 30 000 различных белорусских и белорусоведческих изданий. На фото: Игорь Иванов — автор статьи об отце Александре Надсоне. Фото: Eko Prasetyo

При ней есть помещение, в котором могут пожить приезжие исследователи. Каролина Мацкевич, доктор библеистики и инициатор многих интересных белорусских проектов в Лондоне, основала книжный клуб. Работу попечительского совета возобновил выдающийся британский ученый Джим Дингли.

Через библиотеку имени Скорины белорусская послевоенная диаспора показала пример, как можно создавать живую культуру. Хотя, конечно, судьба нашего Отечества, будущее языка прежде всего зависят от тех, кто остается в Беларуси.

Алесь Нешчардо

Хочешь поделиться важной информацией
анонимно и конфиденциально?

Клас
55
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
3
Сумна
2
Абуральна
2
0
Пан Міцька/ответить/
20.05.2024
Адзін з самых яскравых успамінаў у жыцці - наведванне Скарынаўскай бібліятэкі ў Лондане і знаемства з а. Аляксандрам Надсанам. Было тое больш за 20 гадоў таму, калі па справах апынуўся ў сталіцы Брытаніі. Памятаю, як а. Аляксандр спытаўся пра справы ў Беларусі. Я адказаў, што меркаванні супярэчлівыя, але ўсім падабаеццца чысціня беларускіх вуліц. У адказ на што а. Аляксандр распавёў, што ен вельмі стары чалавек і памятае, што ў Германіі пад час Гітлера на вуліцах была ідэальная чысціня. І дадаў, што там, дзе дэмакратыя - заўседы есць трошкі беспарадку, а цалкам чыста толькі пры дыктатурах. Больш пра беларускія чыстыя вуліцы я нікому не хваліўся. А калі мне пачыналі пра гэта казаць - заўседы ўспамінаў словы а. Александра, светлая яму памяць!
0
Питон/ответить/
20.05.2024
т.е. уже тогда урбанизированная колхозня и будущая элита страны делала жизнь образованных и умнейших людей тут невыносимой
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
Чтобы воспользоваться календарем, пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего браузера
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930